Дикая Индия (Часть 2)

6. Последним парком центральной Индии в моем плане значился Бандавгарх, куда мы и поехали. Хотя большую часть времени я провел на пассажирском сидении, порулил я тоже достаточно. Естественно, водить в городах самостоятельно я не рискнул и менялся с водителем местами только на трассах и в небольших поселках. Но мне и так впечатлений хватило.

Логика вождения в Индии принципиально другая. Для меня, как и для большинства западных туристов, она вообще не постижима. Если согласно нашему менталитету водитель одновременно заботится и о своей безопасности и старается не создавать дискомфорта другим, то индусам абсолютно наплевать как на себя, так и на других. Как они умудряются там ездить и при этом практически не попадать в ДТП, для меня загадка.

Движение в Индии левостороннее. На этом официальные правила и заканчиваются. В основном водители придерживаются двух неофициальных. Первое правило: приоритет всегда у того, чьё транспортное средство больше. Фуры и автобусы всегда едут прямо посреди дороги, а остальные обязаны их объезжать. Соответственно небольшие легковушки уступают джипам, а байкеры автомобилистам. Если машины примерно одинакового размера, то приоритет у того, чья машина лучше, либо кто громче и первым посигналил. Второе правило гласит о том, что если ты не сигналишь, значит тебя нет. Типичная ситуация: я еду по трассе, и вдруг прямо передо мной на дорогу из леса выруливает мотоциклист. Он даже не подумал сбавить скорость или посмотреть по сторонам, потому что ему никто не посигналил. Использовать гудок нужно практически при любом маневре: при обгоне, на поворотах, в условии плохой видимости, да и вообще при любом сближении транспортных средств. Сначала мне казалось, что у них существует определенная система звуковых сигналов, по типу азбуки Морза, но потом понял, что нет. Для индийских водителей и так всё предельно ясно и логично. Довольно часто эти два правило противоречат друг другу. Но это только для нас, европейцев. Для индусов противоречий нет.

7. Собственно парк Бандавгарх. Вообще парк очень интересен и в плане пейзажей и количеством тигров. Бандавгарх разбит на 3 сафари зоны и всё интересное сосредоточено в зоне «Тала». К сожалению, попасть в эту зону без предварительного бронирования практически невозможно. Я не попал, потому как везде обо всём договаривался на месте. Вообще в силу ряда причин, полноценно осмотреть этот тигриный заповедник мне не удалось. Поэтому подробного репортажа не напишу. Единственное, упомяну про павлинов. За всё время моего путешествия по Индии, я все лишь раз видел их с распущенными хвостами. В парке Бандавгарх.

8. На этом, моё автопутешествие по Центральной Индии подошло к концу. Даровав своему водителю свободу, я сел на поезд и отправился на самый запад Индийского субконтинента, в штат Гуджарат.
Там меня ждал Гирский лес. Этот Национальный парк находится на самом западе Индии на полуострове Катхиявар и является крупнейшим лесным массивом штата Гуджарат. Заповедник был создан для охраны азиатских львов, ради которых сейчас сюда и приезжают туристы. Климат Катхиявара более сухой, чем в центральной Индии. Дождливый сезон длится с конца июня по сентябрь, осадков выпадает не так много, а в разгар засухи здесь очень жарко, температуры достигают 50°.

Ландшафты Гирского леса представляют собой невысокие холмы, покрытые редколесьями и сухими лугами. Самые высокие горы расположены в северной и восточной оконечностях заповедника. Если воздух достаточно прозрачный, на западе можно также разглядеть очертания горы Гирнар, самой высокой в Гуджарате.

Леса Гира уникальны! …как, впрочем, и все другие леса. Из-за сухого муссонного климата с долгой засушливой зимой деревья здесь низкорослые, не более 5-7 метров в высоту и растут довольно редко. Основная древесная порода — тик, в подлеске разнообразные колючие кустарники. К концу декабря все деревья сбрасывают листву, и земля устлана пышным ковром из гигантских сухих тиковых листьев.

Основным достоинством Гирского парка являются азиатские львы. Когда-то они обитали на территории всего Индостана и ближней Азии, но к началу двадцатого века были практически истреблены. В 1910 году только на территории нынешнего парка остались последние 13 индийских львов. Но благодаря принятым мерам охраны их популяция постепенно восстановилась. Сейчас на территории Гирского леса живут 370 азиатских львов и ещё штук 200 в буферной зоне и окрестностях парка. Шансы встретить их во время сафари составляют примерно 20%.

Мне львов увидеть не удалось. И вообще, я чуть было не остался без сафари. Парк полностью перешел на систему онлайн бронирования, и только благодаря тому, что у хозяина моего отеля оказался знакомый, который в свою очередь имел связи с администрацией парка, я чудом попал на заветное сафари. Правда, толку от этого было не много. Никаких интересных животных я не увидел.

Но я не унывал, и придумывал другие способы осмотреть парк. Прямо в окрестностях Сасана есть на что посмотреть. Поселок окаймлен рекой Хиран, но которой сделана запруда. Не получив в первый день желаемого сафари, я устроил себе пешее сафари и пришёл сюда на восход, в надежде увидеть кого-нибудь из обитателей. Пройдя всего пару сотен метров вверх по течению от плотины, я начал встречать первых из них. Утром здесь настоящий рай для любителей птиц. Я насчитал 12 разных водных птиц, но по именам ни одной не знаю. А вскоре встретил пару любопытных мангустов. Правда, пока я доставал камеру и менял объектив, один из них сбежал. Когда я возвращался назад, к реке, на водопой пришли олени. Несколько замбаров и с десяток читалов.

В другой раз я решил забраться в Гирский заповедник подальше и отправился на свой страх и риск на ближайшую сопку. От плотины прямо к вершине холма ведет тропа, так что заблудиться трудно. Но здесь уже водятся львы. Если кому-то ещё в голову придёт идея погулять по Гирскому лесу, советую взять себе в проводники какого-нибудь местного оборванца. Во-первых, это всё-таки безопаснее, а во-вторых, если вас всё же поймают рейнджеры, можно будет свалить всю вину на него. Собственно прогулка доставила мне массу удовольствия. Тропа ведет через красивый тиковый лес, а потом, петляя между скалами и зарослями колючих кустарников, поднимается по отрогу к вершине сопки. А от туда открываются потрясающие виды на леса и холмы заповедника. На горизонте видны остатки древнего вулкана Гиран около Джунагарха.

В один из дней я раздобыл мотоцикл и посетил северную оконечность парка, где холмы поднимаются на высоту до 650 метров. Если здесь основательно полазать в хорошую погоду, можно снять очень неплохие пейзажи.

9. Далее, из западной оконечности Индии мой путь лежал на восток, в штат Ассам. Природа восточной части Индии существенно отличается от центральной части. Сухой сезон длится совсем недолго, и даже в разгар зимы случаются дожди. Это зеленый край буйных тропических лесов и заливных лугов.

Немного в мире осталось мест, где в дикой природе сохранилась плотная популяция крупных млекопитающих. В наше время подобные экосистемы сохранились только в африканской саванне и, собственно, в национальном парке Казиранга в Индии. На небольшом участке пойменных лесов и лугов пасутся стада диких буйволов, слонов, оленей и носорогов. Посетить такое место интересно практически каждому. В моём личном рейтинге парков Индии я поставил этот заповедник на второе место после Рантамбора.

Половину территории парка Казиранга занимают луга, если так можно выразиться. Высота трав достигает 5-6 метров. В основном этот ландшафт образован злаком, носящим название аланг-аланг, хотя есть здесь и дикий сахарный тростник и различные осоки. Всё это растительное сообщество обычно называют собирательным названием «слоновья трава». Хотя встречаются и более привычные нам низкорослые луга, в основном на месте пересыхающих водоемов. Здесь высота трав не более метра и шансы повстречать зверей гораздо выше.

Национальный парк Казиранга славится обилием крупного рогатого скота — носорогов, слонов и индийских буйволов. Основной интерес представляет, конечно же, однорогий индийский носорог, ради которого этот заповедник и был создан. К началу двадцатого века вид был практически уничтожен, на территории парка сохранилось около дюжины животных и в 1905 году были приняты законы об их охране. Сегодня здесь живет почти две с половиной тысячи этих животных, и найти их во время сафари не составляет труда. За 4 дня пребывания в парке я увидел, наверное, штук пятьдесят этих однорогих великанов.

Сафари на слонах определенно оставило самое яркое впечатление о посещении парка.
Оно проходит в два сеанса. Первое начинается в 5.15, ещё до восхода солнца. На мой взгляд, оно более интересно. От офиса до входа в парк идти около получаса, поэтому я встал заблаговременно в 4 утра, надел на голову фонарик и отправился в темноту. Учитывая, что здесь живет крупная популяция тигров, которые регулярно выходят за пределы парка, идти по дорожке в полном одиночестве довольно страшно. Путь проходит через рисовые поля и чайные плантации. Вокруг туман и темнота. А ещё по утрам здесь бывает холодно, не выше +5*, так что термобельё и тёплая куртка будут очень кстати.
У ворот парка уже собралась группа туристов. Практически все приехали к месту на джипах. Посадка на слонов осуществляется со специальной вышки. Все поднимаются туда по очереди и, по двое, по трое рассаживаются на подходящих слонов. Помимо туристов, в каждом экипаже обязательно присутствует погонщик с ружьем, обеспечивающий ещё и безопасность. Мне, как белому журналисту из Европы, с профессиональной фототехникой, был предоставлен персональный слон.

Уже рассвело, и ночной туман начинал по-немногу рассеиваться. Утреннее солнце висело над горизонтом, будто огромная красная планета. Из-за густой пелены тумана оно практически не давало света, а на его поверхности даже читался неоднородный рисунок. Наши слоны пробирались сквозь заросли гигантской осоки, а гиды пристально всматривались в заросли, выискивая однорогих гигантов. Почти сразу же мы наткнулись на большую группу оленей барасинга, но как только мы приблизились, олени скрылись в густой траве. Около пересохшего болотистого водоема обосновалось стадо диких буйволов.

Спустя минут 20 поисков, с носорогами тоже начало везти. Сначала мы наткнулись на носорожиху, кормящую малыша. Но мама засмущалась и поспешила спрятаться от назойливых туристов. Потом мы нашли пару других носорогов, мирно жующих травку и не обращающих на нас никакого внимания. Солнце уже стало ярче, появился мягкий рисующий свет, а туман окрасился в нежные розовые тона. Вид этих огромных животных в такой волшебной атмосфере вряд ли бы оставил кого-то равнодушным. Гид, к счастью, оказался довольно понятливым, и мы активно перемещались вокруг носорогов, ища лучшие ракурсы, а порой и выгоняли других туристов из кадра.

После этого мы разыскали ещё штук 7 носорогов, но удачно сфотографировать их не получилось. В целом, территория отведенная для сафари небольшая, всего несколько квадратных километров. Здесь есть несколько пересыхающих болот, перелесок, но большая часть земли покрыта высокотравными тропическими лугами. Завершается сафари около другой слоновьей вышки в паре километров от первой.

10. Но мои интересы в этой части поездки не ограничивались одними лишь носорогами. На востоке Индии, в самом отдаленном уголке штата Ассам, среди полей и чайных плантаций затерялся крошечный участок девственного дождевого тропического леса — Заповедник Гиббонов. Это одно из немногих мест, где можно увидеть единственную человекообразную обезьяну Индии – белобрового гиббона хулока.

Первое, что поражает при входе в заповедник – это лес. Он разительно отличается от всех лесов, что я видел в центральной индии и даже в парке Казиранга. Это настоящий дождевой тропический лес. Это самые дремучие джунгли, в которые мне когда-либо приходилось бывать. Стволы деревьев обвиты лианами, на ветвях висят бромелии, а подлесок похож на сплошную зелёную стену. Под пологом леса формируется особый микроклимат. Здесь всегда очень влажно, а температура на пять градусов ниже, чем за пределами леса.

Главными обитателем этих мест, конечно, является белобровый гиббон хулок. Сейчас на территории заповедника проживают 106 этих обезьян в 26 группах. Это чисто древесные жители. Всю жизнь они проводят в кронах деревьев, а по земле передвигаются с большим трудом. Самцы черного цвета с ярко выраженными белыми бровями, в то время как самки имеют рыжий окрас, за счет чего по виду больше смахивают на примитивных обезьян. В сложенном виде гиббоны довольно компактны, но за счет очень длинных конечностей кажутся крупными и весьма приметными животными.

Мы нашли наших гиббонов не сразу. В 8 часов утра в лесу ещё стоял легкий утренний туман, который делал и без того волшебный лес ещё загадочнее. Мы шли по узкой дорожке сквозь тропический лес, время от времени, по приглашению гида, забираясь в окружающие джунгли. По исчезающим, едва различимым тропинкам я пробирался сквозь заросли. Раздвигая сплошную завесу из ветвей и лиан мы подходили к какому-нибудь огромному дереву, где гид пристально осматривал крону дерева, но ничего интересного не находил. Обычно, в районе 9 часов утра гиббоны начинают кричать и весь лес наполняется этим первобытным голосом джунглей. Это ещё и существенно облегчает их поиски. Однако, наверное из-за пасмурной погоды, гиббоны решили провести этот день в тишине. Пройдя около километра по дороге вглубь заповедника и несколько раз забираясь в джунгли, в безуспешных попытках разыскать приматов, мы, наконец, встретили другого гида, который поведал нам, где ночевали гиббоны. Пройдя немного обратно и осмотрев указанное дерево, я увидел на голых ветвях на самой верхушке маленький черный комочек. Спустя несколько минут, комочек развернулся, показались руки и ноги, и гиббон запрыгал по ветвям, устроив для меня настоящее акробатическое представление.

Отдельно расскажу о пиявках. Ещё в детстве, читая книжки и смотря фильмы о природе, я знал, что в джунглях живут сухопутные пиявки. Но, как-то, до этого ни разу с ними не сталкивался. Ещё перед выходом в лес, я обратил внимание, что и гид и охранник носят узкие, плотно прилегающие кеды, а носок плотно примотан к голени эластичным бинтом. Поинтересовавшись, зачем это нужно и подходит ли моя одежда для джунглей, я получил ответ, что мне и так будет комфортно. Добродушные индусы:)

Уже через 15 минут после начала прогулки я почувствовал легкий дискомфорт в области левой голени. Сдвинув носок, я отодрал от кожи здоровую пиявку. Они впрыскивают под кожу специальные вещества, припятствующие свертыванию крови, поэтому ранка долго кровоточит и не затягивается. Откуда она там взялась, я так и не понял, так как шли мы только по дороге. Когда мы начали заходить в лес, ситуация стала интереснее. После каждого захода, я тщательно осматривал свои ноги и стряхивал с них по несколько этих гадов. Но когда началась фотосъемка гиббонов, на пиявок времени уже не было, и я всецело отдал свои ноги в распоряжение этих кровососущих монстров. После окончания сафари, когда переодевал обувь, картина была не самая привлекательная. Сделал пару фотографий, но потом удалил)

11. Закончив с гиббонами и пиявками, я обнаружил, что у меня в запасе осталась ещё пара свободных дней. Как и планировалось, я направил свой путь в штат Мегхалая, к Черапунджи, самому дождливому месту на Земле.

Однако, мои ожидания не оправдались. Черапунджи встретил меня солнечной погодой и синим безоблачным небом. Как выяснилось, дождь идет тут только 6 месяцев. В этом районе главный интерес для меня представляли знаменитые водопады, Нохкаликай и Семь Сестер, куда я без промедления и отправился, арендовав таксиста.

Нохкаликай – один из самых высоких водопадов Индии. Обычно в это время года он частично пересыхает и представляет собой довольно жалкое зрелище. Но мне повезло. Прямо перед моим приездом прошел сильный дождь, и водопад вновь обрел былую мощь.

Водопад Семь Сестер не менее живописен. С видовых точек открывается великолепный вид на долину, горные цепи и русло горной реки. Однако, прошедший накануне дождь никак не повлиял на этот водопад. Он был абсолютно сух. Зато восход разгорелся как надо, немного оживил пейзаж.

Но всё же, самой известной достопримечательностью штата Мегхалая являются, так называемые, живые мосты. Это сооружения, созданные корнями живых деревьев, а именно каучуковым фикусом. Аборигены направляют растущие корни в нужную сторону и за пару десятилетий выращивают такой вот мост.

12. Завершая свою поездку, я отправился назад в Гувахати, откуда должен был улететь домой в Россию. Но в моем плане оставался ещё один незакрытый пункт и одно утро для реализации задуманного. Я хотел увидеть самую редкую обезьяну Индии – золотого Лангура. Найти их в дикой природе чрезвычайно сложно, однако небольшая группа этих приматов живет на крохотном островке посреди Брахмапутры. Заранее договорившись с лодочником, мне удалось попасть туда рано утром и застать момент, когда обезьянки просыпаются под первыми лучами солнца

Подводя итоги, могу сказать, что цель поездки достигнута. Я нашел свою дикую Индию. Несмотря на то, что заранее я ничего не бронировал, и поездка была по большей части импровизированной, я осуществил все свои задумки на 95%. Конечно жаль, что мне не удалось как следует осмотреть парк Бандавгарх или увидеть азиатских львов, зато всё остальное получилось. И, практически, без происшествий.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *