татев армения

Кругосветка под парусами. Часть I

Он выучил английский только потому, что в 16 лет услышал “Битлов”. Был преподавателем у "вечерников" в институте, параллельно играл на гитаре в собственной рок-группе, лидером которой и является по сей день.

 

Работал на радио, потом на телевидении, а сегодня он — обладатель престижных тв-премий в области туризма, автор собственных программ на Владимирском областном телеканале.

Олег Беспалов не только пишет о своих путешествиях в блогах, снимает их на камеру, еще и поет о них!

Известный владимирский рок-музыкант и журналист в свои 49 — центр женского внимания! "Коренной владимирец. "Коренней" трудно найти! Родился здесь, вырос и живу. Из всех городов нашей необъятной страны Владимиру предпочту, пожалуй, только Питер. И не только потому, что там тоже "поребрики"", — смеётся Олег. Его обожают, ему аплодируют на концертах вот уже двадцать лет нон-стоп, а на карте мира не так много мест, где не стоит его заветное — "Здесь был!" За его плечами — не одна кругосветка. Да какая! Под парусами!

Олег женат.

Автор: Наталья Зобнина, журналист, член Клуба путешественников телеканала "Моя Планета"
Огромная благодарность Олегу Беспалову за помощь в подготовке материала. Фото и видео из его архивов.

— Олег, привет!

— Привет-привет, Наташкин!

— Я же знаю, что ты любишь путешествовать. Не только ведь в Петербурге бывал?

— Не только. В шестнадцатый день рождения — после того, как впервые услышал “Битлов” — поставил перед собой две цели: научиться играть на гитаре и говорить по-английски. А вот становиться путешественником вовсе не собирался. Но в итоге закончил иняз и до сих пор играю в группе. И то, и другое весьма способствует перемещениям по городам и весям. Не говоря уж о моей профессии журналиста. В бытность свою спецкором на ТВ с удовольствием поездил и по стране, и за её пределами.

— М-м-м-м! А поподробнее…

— Расскажу, пожалуй, о самом интересном. О “Школе под парусами” польского капитана и журналиста Кшиштофа Барановского…

— Ого! Это тот самый Кшиштоф, дважды обогнувший планету на яхте-одиночке? А потом отправился в ещё одну кругосветку с женой и детьми, которые прямо на борту проходили школьный курс?

— Он самый. И идея “Школы под парусами” родилась именно тогда. Кшиштоф решил ходить в длительные морские походы со школьниками, которые обучались бы морскому делу и при этом не отставали от ровесников в плане общего образования. В Польше яхтинг чрезвычайно популярен, а “Школа под парусами” — вообще мечта многих.

Её проводят не на яхтах, а на большом трёхмачтовом паруснике. Туда кого попало, конечно, не берут. От соискателей требуется не только хорошая успеваемость, но также активная жизненная позиция, участие в волонтёрских движениях, отличная физподготовка и английский выше среднего. После многоступенчатого отбора счастливчики отправляются в море. И девчонки, и мальчишки. Совершенно бесплатно.

— Это такой круиз со школьными партами?

— В круизе люди возлежат на шезлонгах (смеётся). А тут три десятка школьников превращаются в экипаж учебного судна — стоят вахты четыре часа через восемь, выполняют все судовые работы и ещё по пять часов в день грызут гранит науки. И вот в 2013-м капитан решил собрать первую польско-российскую команду, чтобы обогнуть морским путём Европу. В течение всей первой четверти учебного года. Самому капитану, вахтенным офицерам и их помощникам предстояло превратиться в моряков-педагогов. Детям — в экипаж судна и учеников.

— Как в команде оказался ты?

— Для освещения этого похода в российских СМИ польская сторона искала журналиста обязательно с педагогическим образованием, говорящего по-английски, снимающего на видео и пишущего в блог. Я нечаянно подошёл по всем критериям и тоже оказался не кем попало (смеётся).

— Без опыта походов под парусами?

— Более того — с жуткой боязнью высоты и с перспективой карабкаться на тридцатиметровую мачту. Но надо же когда-то начинать. Впрочем, лазил по вантам я только на тренировках и для съёмки сверху — во время похода наша вахта была приписана к грот-мачте, которая обслуживается с палубы. Мне предстояло стать не только хроникёром и преподаватем, но также помощником вахтенного офицера. Соответственно, я должен был научиться выполнять все судовые обязанности, включая работу на реях. И, конечно, стоять вахты вместе со всеми.

— Тридцатиметровая мачта? Это же с девятиэтажный дом…

— Да, у “Погории”, на которой мы отправились в поход, три таких мачты. Но, повторю, карабкаться приходилось только на одну — на фок-мачту, вооружённую прямыми парусами. Дети это дело обожали! Грот и бизань несут косые паруса — ими управляют с палубы. Знающие люди уже поняли, что речь идёт о баркентине. Вот на этой красавице мы и пошли вокруг Европы. Но перед этим пять дней изучали пришвартованное судно и его оснастку, учились ставить и убирать паруса, практиковались в вязке узлов, привыкали к вахтенному распорядку.

— Всего пять дней?

— Этого вполне достаточно. При всём многообразии оснастки главное — усвоить алгоритм работы для выполнения определённой команды капитана или вахтенного офицера.

Ну и усвоить терминологию, конечно. Причём, на английском. То есть, расписанные по реям не отвязывают пятый снизу парус на первой мачте — они отдают фор-бом-брамсель. На борту не тянут или отпускают синие, красные и белые верёвки. Там, например, травят гитовы, раздёргивают гордени и, скажем, выбирают шкоты (смеётся). Всё это пришлось учить. И сдавать экзамен.

Кстати, сдали все. Мотивация была хорошей — тем, кто не сдал, светила портовая вахта в городах, где мы делали остановки. Суровое, кстати, наказание. Все уходят на берег, а кто-то "кукует" на борту.

— Дождусь ли я рассказа о морских приключениях? Можно начать словами “шли мы как-то Бискайским заливом…”

— Ой, кстати, в Бискайском как раз ничего не приключилось. Вообще, осенью там погода шальная — может и потрепать. Но нас дважды Нептун миловал. Зато в Балтике досталось. В первом же походе, в первые же его часы. Как только вышли первого сентября из Гданьской бухты, на воде появились барашки, на небе — тучки. Нахмуренное чело капитана не предвещало ничего хорошего. А тут ещё на морских волнах команду укачало, и она буквально слегла. Это вообще очень похоже на чрезвычайно скоротечную эпидемию. Только что все улыбались и чувствовали себя уже почти бывалыми моряками, а в открытом море … лица — зелёные, выражение на них — ещё зеленее.

От уже приобретённой походочки враскоряку ничего не осталось — все жмутся к леерам, хватаются за такелаж, передвигаются ползком и жалеют, что час назад плотно пообедали. А уж когда начался шторм, на ногах остались считанные единицы. Такой вот День знаний.

— Тебя тоже скрутило?

— Не-а. Ко всем моим сомнительным достоинствам добавилась ещё и резистентность к морской болезни. Но синяков и шишек нахватал. На палубе-то нормально — там глаза видят происходящее в море и корректируют работу вестибулярного аппарата. А в жилых помещениях ничего не видно, и не разберёшь, куда в следующий момент тебя швырнёт. Мы как раз заступили на вахту по камбузу, когда уже изрядно штормило. Об обеде, разумеется, никто и не помышлял. Но кок готовил на всех, и накрывать пришлось на всех. Так полагается. Болтанка была приличная. Из всей вахты “живых” — всего трое. Вахтенный офицер и два его ассистента. Камбуз, конечно, рассчитан на качку — там у каждой горизонтальной поверхности есть высокие бортики. Силиконовые коврики, опять же, чтобы не скользило. Но всё равно посуда летала только в путь. Пронести пять метров высокий бачок, наполненный на треть супом — проблема. Ты вместе с этим бачком совершаешь немыслимые акробатические экзерсисы, но всё равно в этом супе и руки, и ноги, и подменка… И ведь горячий супец-то! Конечно, за стол пришли только бывалые моряки из числа взрослых. Но ничего: накормили их, убрали со стола, помыли посуду — сдюжили. А команда так и страдала на палубе.

Уснуть во время шторма тоже не очень получается. Если качка килевая — продольная — ещё туда-сюда. А от поперечной — бортовой — некоторые даже из коек вылетали. А они в кубрике, на минуточку, трёхъярусные. И тоже с бортиками — наподобие тех, что в пассажирских вагонах поезда. Только повыше. Не всегда они помогали. Ну вот как-то так прошли первые два дня нашего первого похода. Изначально планировали остановиться в Дании, но прошли мимо. Команда была ещё совсем неопытная; заходить в порт и швартоваться в такую погоду капитан посчитал делом рискованным, так что мы взяли курс на Кильский канал. Чтобы уж поскорее оставить за кормой Балтику с её штормами. Ну а дальше уже все пообвыкли и путешествовали в охотку. С удовольствием и со знанием дела. Если будет интересно, непременно расскажу.


Фильм: "Школа под парусами. Часть 1"

Продолжение следует…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *