Очаровательная Арктика

Кто бы мог подумать, что ледяной мир Арктики так прекрасен?! Это история моего относительно небольшого рейса по Северному Ледовитому океану в качестве стажёра инженера оператора на атомном ледоколе «Вайгач».

«Вайгач» является вторым судном проекта «Таймыр». Отличительной чертой ледокола является уменьшенная осадка, которая позволяет ему заходить в устья сибирских рек, при выполнении операций на трассах Северного морского пути. Ледокол был заложен на верфи «Хольстрем Хисталахти» в Хельсинки (Финляндия). Был введён в эксплуатацию в 1990 году. Спецификационная толщина преодолеваемого судном льда 1,77 метра. Но на самом деле на ледопроходимость судна влияет не только толщина льда, но и множество иных факторов: сплочённость, возраст, торосистость, заснеженность и т.д. (конечно, не считая конструктивных особенностей самого судна).
За время рейса я успела познакомиться с удивительными, интересными людьми, бывалыми моряками; наслушаться морских историй и баек. Особую гордость вызывает то, что удалось познакомиться и пообщаться с капитаном ледокола Александром Витальевичем Скрябиным, ставшим лучшим капитаном года.

Прошло несколько суток. Мы полностью пересекли Баренцево море, прежде чем встретили первые льды. Ледокол прошёл пролив Карские ворота, вошёл в зелёные воды Карского моря. Нас уже успело немного потрясти, когда у борта снова показалась чистая вода, хотя глаза продолжал слепить солнечный свет, отражённый от ледяных полей.

Океан каждый день был разным. Живя на берегу невозможно полностью прочувствовать его изменчивость, которую приоткрывает он находящимся в рейсе. Штормящие волны превращались нежную шёлковую пелену. Иногда она исчезала в молоке тумана. Горизонт прекращал своё существование, а вместе с ним, казалось, исчезает весь окружающий мир: в нём оставался лишь туман, несколько льдин и ледокол.

Примерно через две недели после начала рейса, в заливе Терезы Клавенес (море Лаптевых) у нас была стыковка с атомоходом «Ямал». Это было завораживающее зрелище – смотреть, как ледокол неторопливым ходом подходит на стыковку, словно не замечая льдины, в которых многие корабли и суда могли застрять. Стыковка была относительно недолгой. «Ямал» ушёл от нас в свои торосистые ледяные поля свободно и легко, словно птица, чувствующая свободу полёта, постепенно превращаясь в крошечную точку на горизонте. Нам осталось лицезреть лишь фиолетово-синее небо и бесконечные белоснежные льды.

Всё время рейса мы жили по московскому времени, несмотря на то, что пересекли несколько часовых поясов. Оттого глубокой ночью можно было любоваться рассветами, а днём – очаровательными арктическими закатами. Просто рай для «совы»!

 

Тоска по дому в рейсе тоже иная, нежели просто в незнакомом краю. Тут невозможно выйти в Интернет и написать друзьям и родным о своих приключениях или проблемах. Единственным спасением стал спутниковый телефон, находившийся в радиорубке, откуда в определённые часы можно было на несколько минут связаться с дорогими людьми.
В моменты, когда «Вайгач» проходил мимо огней небольших рабочих посёлков, городков и станций, расположенных на островах Северного Ледовитого океана, я хваталась за мобильный телефон в надежде, не появится ли связь. Но всё было тщетно.

 

Ледокол – это мощная машина, способная преодолевать стихию морских льдов с удивительной лёгкостью. Ниже представлено видео, на котором видно, как судно разламывает и притапливает молодые льды правым бортом своего мощного корпуса.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *