Увидеть Париж

Туризм не только приносит доход, но и улучшает имидж государства. Сейчас это понимают практически все: 2017 год ООН провозгласила международным годом туризма в интересах развития. А первыми это поняли в Париже: 800 лет назад там стали завлекать гостей города мощами святых.

Солнечным утром 19 августа 1239 года король Людовик IX и его братья, без обуви и в одних туниках, вышли из ворот Парижа во главе торжественной процессии. Их сопровождали родственники, свита, рыцари и все духовенство города — тоже босиком, в знак христианского смирения. К берегу причалила ладья, и король с братьями сами выгрузили из нее сундук. Поднявшись на специально сооруженный деревянный помост, Людовик извлек из сундука серебряную шкатулку, а из нее достал золотой сосуд. Открыв сосуд, он показал собравшимся величайшую реликвию — терновый венец, орудие страстей Христа.

ПОСТЫ И ПОХОДЫ: КОРОЛЕВСКАЯ РЕЛИГИЯ

Почти 44-летнее царствование Людовика IX, прозванного Святым, впоследствии вспоминали как время исключительного благополучия французского королевства. Хотя начало его правления было отнюдь не безоблачным. После внезапной смерти отца в 1226 году Людовик взошел на престол 12-летним мальчиком и сразу был вынужден дать отпор мятежным баронам, пытавшимся диктовать юному государю собственные условия. Но со временем этот король стал сильным правителем процветающего государства.


Людовика Святого часто изображают несущим терновый венец. Таков он и на витраже в церкви Святого Павла в Лионе

Жители средневековой Европы связывали благоденствие любой страны с «правильным» поведением ее правителя. Ему полагалось быть не только мудрым и справедливым, но и благочестивым. Так воспитывала своих детей мать Людовика IX, Бланка Кастильская, однако старший сын превзошел все ожидания. Людовик был предельно скромен в быту, ревностно соблюдал посты, покровительствовал монашеским орденам, строил храмы и больницы, мыл ноги нищим, никогда не нарушал клятв (выгодно выделяясь этим на фоне других правителей) и пытался отвоевать у мусульман Святую землю.

Итак, Людовик IX был могущественным и популярным в народе государем. Но что ожидало страну после его смерти? Укрепить шаткое единство королевства и авторитет правящей династии на века могло нечто особенное. Благодаря религиозности короля нашлось верное средство.


Бюст-реликварий святого Людовика, созданный уже в Новое время — в середине XIX века

В христианском мире того времени исключительную роль играли реликвии. Считалось, что святыни защищают город и страну, где находятся, и помогают людям, которые приходят им поклониться. Так, в IX веке венецианцы выкрали из Египта мощи святого Марка и гордились этим, поскольку обладание реликвиями, по мнению жителей Светлейшей республики, обеспечивало им небесное заступничество евангелиста.

ВЕНЕЦ И КРЕСТ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ

Одно из самых богатых собраний реликвий в христианском мире до 1204 года было в Константинополе, столице Византийской империи. Город представлялся паломникам настоящей сокровищницей, а византийцы не продали бы свои святыни ни за какие деньги. После того как Константинополь захватили крестоносцы с Запада, ситуация изменилась. В основанной ими Латинской империи дела пошли плохо: положение новых хозяев византийской столицы было непрочным, постоянная оборона завоеванных земель — затратной. Реликвии стали распродавать.


Терновый венец — одна из немногих реликвий Сент-Шапель, уцелевших в годы Великой французской революции. А вот оправа времен Людовика IX не сохранилась. Футляр, в котором реликвия в наши дни лежит в соборе Парижской Богоматери, изготовлен в 1862 году

Молодой император латинян Балдуин II приехал к Людовику IX, которому приходился двоюродным дядей, просить о военной помощи. В ходе переговоров пришло известие из Константинополя: латинские бароны собираются продать венецианцам самую ценную реликвию города — терновый венец. Французский король, правитель богатый, немедленно убедил Балдуина уступить реликвию ему. Однако когда посланники Людовика прибыли в Константинополь, выяснилось, что отчаянно нуждавшиеся в деньгах бароны уже заложили венец купцам Светлейшей республики и назначенный срок уплаты долга вот-вот истечет. Начались переговоры. Люди французского короля обещали выкупить реликвию, венецианцы уступили, но с условием, что венец некоторое время пробудет в их городе. В море курсировали галеры греков, надеявшихся перехватить корабль с драгоценностью, однако он благополучно миновал все опасности и приплыл в Венецию. Туда же приехал эмиссар Людовика с деньгами в сопровождении посланцев Балдуина II — на случай, если венецианцы откажутся соблюсти договоренности. Жители республики нехотя, но все же расстались с сокровищем, не осмелившись вызвать гнев двух государей. Дальше святыню везли в основном по суше, и этот путь тоже был непрост. Целостность печатей на ларце с реликвией время от времени тщательно проверяли из опасения, что венец могут подменить. Наконец святыню торжественно внесли в главный город королевства, Париж.


Гвоздь, реликвия страстей Христовых, хранится в соборе Парижской Богоматери

Поскольку финансовые проблемы у новых хозяев Константинополя на этом не закончились, Людовик IX постепенно скупил и прочие реликвии — частицу Истинного креста; копье, которым был пронзен умирающий Иисус; губку, с которой его поили уксусом; детские пеленки Христа, фрагмент головы Иоанна Крестителя и многое другое.

СЕНТ-ШАПЕЛЬ: МОНУМЕНТАЛЬНЫЙ РЕЛИКВАРИЙ

Первоначально реликвии разместили в небольшой часовне Святого Николая при королевском дворце на острове Сите. Вскоре Людовик распорядился воздвигнуть на ее месте роскошное хранилище для таких сокровищ. В рекордные для Средневековья сроки, всего за шесть лет, возвели шедевр пламенеющей готики — часовню Сент-Шапель. Высота двухэтажного здания, название которого переводится как «святая часовня», составила 42 метра. Чтобы его верхний ярус с огромными витражами казался ажурным и невесомым, потребовались неординарные инженерные решения. На нижнем этаже установили множество мощных столбов, в каменной кладке которых были скрыты кованые железные прутья — средневековое предвосхищение железобетона.


Сент-Шапель, где король хранил свою коллекцию реликвий, нередко называют драгоценной шкатулкой

Верхний этаж капеллы предназначался для короля и его семьи, и именно там установили большой ковчег из позолоченной бронзы, где разместили купленные реликвии. Людовик IX приказал заменить золотые и серебряные византийские сосуды новыми прозрачными оправами из горного хрусталя, и теперь, чтобы посмотреть на реликвию, не нужно было открывать шкатулку, в которой она лежала.

Только король и его близкие могли в любой момент пойти и помолиться перед святынями. Придворные имели доступ лишь на нижний этаж, а простые паломники надеялись разве что заглянуть внутрь здания: в большие праздники дверь часовни приоткрывалась. В Пасхальную неделю рядом с Сент-Шапель возводили деревянную платформу, с которой можно было увидеть ковчег через окно верхней капеллы. Несмотря на недоступность святынь, в Париж устремились толпы паломников, принеся процветание и самому городу, и землям, по которым путники проходили.


Королевская грамота об основании Сент-Шапель

Когда король собрал самые знаменитые христианские реликвии, Франция, по выражению медиевиста Жака Ле Гоффа, «стала новой Святой землей». Теперь никто не сомневался, какая страна в Европе главная. Они скрепили и само королевство. Людовик IX дарил сторонникам кусочки святынь и тем прочнее привязывал к себе верных людей. Две части одной реликвии словно создавали незримую нить, соединявшую их обладателей.

Наследники Людовика IX продолжали раздавать фрагменты святынь, посылая их в дар союзникам не только внутри страны, но и за границей. Так, шипы от тернового венца оказались в Норвегии и Праге, а кусочек Истинного креста был отправлен в дар великому магистру Тевтонского ордена. Король же после смерти был официально канонизирован — в 1297 году. Мощи Людовика Святого тоже частично раздарили, а череп без нижней челюсти оказался в Сент-Шапель — прямо посреди собранной покойным правителем коллекции реликвий. Филипп IV Красивый, внук святого короля, поместил череп в золотую оправу. В часовне также хранились рубашка Людовика и плеть, которой он бичевал себя во искупление грехов.

ПАЛОМНИКИ: ПЕРВЫЕ ТУРИСТЫ

На протяжении пятисот лет поток паломников не иссякал. Конечно, люди приходили в Париж не только ради реликвий. Здесь находился один из лучших университетов Европы, открывались возможности для устройства на военную службу, да и в злачных местах не было недостатка. Но поклонение реликвиям считалось отличным предлогом отправиться в Париж, даже если в их подлинности сомневались. Как писал Мигель Сервантес в одной из назидательных новелл, паломников часто подозревали, что ими движет не благочестие, а простое любопытство.


В наши дни верхний этаж Сент-Шапель могут посетить все желающие

В XVII веке у молодых английских вельмож появился обычай ездить за границу, чтобы завершить образование и приобрести опыт, недоступный на родине. Главной целью путешественников стали те же города, куда стремились католические паломники, прежде всего Рим и Париж. Называлось подобное путешествие тур (слово происходит от  старофранцузского глагола со значением «вращаться», «обращаться», поскольку обычно объезжали несколько городов). А с 1772 года впервые было зафиксировано специальное название для тех, кто совершает тур, — «туристы». Вслед за английскими туристами в Париж потянулись и другие — немцы, американцы, русские…

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ

Популярные места Парижа


Нажмите для увеличения

Условные обозначения  

Париж в XIII веке — выделен цветом


Рейтинг самых посещаемых достопримечательностей (за год, по данным на 2015 год)

(1) Собор Парижской Богоматери, 13 600 000 туристов
(2) Базилика Сакре-Кёр, 10 000 000 туристов
(3) Лувр, 8 422 000 туристов
(4) Эйфелева башня, 6 917 000 туристов
(5) Музей Орсе, 3 439 832 туриста
(6) Центр Помпиду, 3 060 000 туристов
(7) Городок науки и индустрии, 2 013 046 туристов
(8) Часовня Богоматери Чудесного Медальона, 2 000 000 туристов
(9) Национальный музей естественной истории — Ботанический сад, 1 886 919 туристов
(10) Триумфальная арка, 1 760 694 туриста

(18) Сент-Шапель, 900 969 туристов

***

В 1814 году в Париже на одном из заседаний мирной конференции держав — победителей Наполеона обсуждался вопрос, что делать с произведениями искусства, которые были вывезены армией Бонапарта из покоренных стран и оказались в музеях столицы Франции. Император Александр I предложил там их и оставить: в Париже шедевры будут более доступны посетителям, чем где-либо еще, — ведь в этот город приезжают все. Его предложение было принято.

В наши дни в Париж по-прежнему приезжают все. Ежегодно его посещают 15 миллионов иностранных туристов. Это в семь раз больше числа постоянно проживающих там горожан.

Фото: HEMIS / LEGION-MEDIA, ALAMY (X2) / LEGION-MEDIA, AFP / EAST NEWS, ARCHIVES NATIONALES, © УЧАСТНИКИ OPENSTREETMAP, ALAMY (X2) / LEGION-MEDIA, AFP / EAST NEWS

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 7, июль 2017

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *