Ярославская сказка

Ярославская сказка

16 мая 17:21

Переславль-Залесский, Ростов Великий, Вятское + 1 город — Россия Май 2018

12
11

Майские праздники в этом году выдались куцые. Самыми длинными оказались первомайские выходные, длиною в четыре дня. Хотелось отдых, новых впечатлений и продвижения в туристических планах. Таким образом был выбран Ярославль. Точнее сказать — Ярославль оказался центром, вокруг которого мы строили наши приключения. Главной целью было село Вятское, а первым пунктом по пути в Ярик оказался Ростов Великий, и только потом интерес представляла столица сказочной области.

Бонусом мы оставили посещение музея «Русский Дом» в Переславле-Залесском. Вот такой насыщенный трехдневный тур получался. Ехали мы двумя семьями, состоящими из папы, мамы и детьми, на каждую семью по одному, возрастом годик с хвостиком. Видимо, для меня повышение уровня сложности в виде двух кричащих карапузов оказалось недостаточно, поэтому накануне выезда на турнире по киле я благополучно ломаю правую руку. Гипсовая лангета никак не повлияла ни на моё, ни тем более остальных, желание ехать. С утра пораньше, так как дети, как известно, спать не любят, двумя машинами выдвигаемся в сторону Ярославля. Из Клина маршрут проходил по А-108 через Дмитров и Сергиев-Посад (в них мы не останавливались, ранее облазив вдоль и поперек). Нашу малютку укачало где-то между Клином и Дмитровом, в результате пришлось делать незапланированную остановку. Чтобы не терять время, решено было отложить музей в Переславле-Залесском до лучших времен. Второй же болид вынужденных остановок не имел и оказался в юго-восточном форпосте Ярославской Губернии раньше нас. Друзья в музей не пошли, зато отлично позавтракали в красочной Русской блинной, находящейся недалеко от дома Берендея. Синхронизация не наш конёк и вот, мы уже въезжаем в Ростов Великий, а друзья только-только закончили завтрак.

Не беда, думаем мы, провожая взглядом стелу Ростова и оказываясь на дороге, окруженной подступающим могучим озером Неро, ловящим солнечные зайчики и блики от куполов, величественно поднимающихся над деревьями и городком — теперь у нас есть время перекусить. Главное местечко найти. Въезжая в Ростов Великий со стороны Москвы, наблюдаешь живописнейшую картину — Неро разливаетя до самой до дороги, в воде стоят молодые деревца, только-только оперившиеся листочками, ещё маленькими, напоминающими издалека легкие зеленые облака вокруг серо-зеленых стволов. Эти облачка отражаются в водах озера, сверху горят золотым огнем купола монастырей и церквей, а внизу, на обочине дороги, стайками сидят рыбаки. Их удочки то поднимаются, то опускаются, то и дело происходят маленькие симпозиумы на тему вчерашнего, сегодняшнего и будущего досуга после рыбалки. Особый колорит придает картине обыкновенный дорожный знак с надписью «Ростов». Привет, земля ростовская, древняя, кровью богатырей удобренная, родина Алёши Поповича — мы приехали.

Никуда не сворачивая, прямиком по дороге, подъехали к кремлю, где есть бесплатная парковка, набитая до отказа, сувенирные палатки и Дом Фигурина — гостиница и кафе. Весь исторический центр Ростова располагается вокруг кремля, поэтому, проехав чуть выше по улице, мы приметили себе площадь, забитую автомобилями, паркующимися рядами в центре некогда широкой мостовой. Пустые места, словно дупла вместо выбитых зубов, моментально имплантировались подъезжающими автомобилями. Так поступили и мы. Отобедать решили в доме Фигурина. С конца 18 века, стараниями Марфы и Сергея Александровича Фигуриных, сий дом «…без лавки…» приносил доход от постояльцев. И в наше время, попав в частные руки, не поменял своего предназначения (правда, согласно договору, по которому дом оказался в руках меценатов). Спать мы там не стали, а вот кафе остались довольны. Не дорого, хотя и презентабельно, пока трапезничаешь, можно познакомиться с фотоисторией дома и Ростова. Официантки милые и приветливые. Когда наша дочурка устала смирно сидеть на стуле (мы еще меню изучить не успели к этому времени), она пошла гулять и заодно строить улыбающихся девчонок с бейджиками. Что-то им рассказывала возмущенно и показала себя отлично для строгого начальника. В общем, экзамен с буйными клиентами девчонки не провалили. Мы отобедав, накормив нашего маленького начальника, двинулись в сторону кремля, где нас уже ждали друзья.

1 / 3  

Кремль Ростова Великого давно перестал нести свою основную функцию, оказавшись в руках музейного объединения. Оно и понятно — печенеги здесь нападали так давно, что бойницы забыли металлический привкус орудий, бойкая торговля давно выползла за кремлевские стены без опаски лихих людей, а церковь имеет в окружении столько золотокупольных храмов, что легко может поступиться огороженным каменными стенами приходом. Поэтому вход в кремль платный, вход в каждое здание платный, все экскурсии, услуги навроде мастер-класса по колокольному звону также отдельно платные. Небольшой переход на крыше Самуилова корпуса бесплатный. Водяная башня со смотровой площадкой под самым деревянным козырьком также платная — 100 рублей — и не жалко, но очередь туда страшнее платы. Прошу понять правильно, я не хочу посеять негатив вокруг кремля древнего города, а только предостерегаю будущих туристов. Внутри кремля мы, не пользуясь ни одной платной услугой, отлично провели время. Как и внутри всех кремлей, здесь особая энергетика, заполняющая воздух среди каменных стен. Огромное количество народу разбавляет чувство защищенности, однако не прочувствовать его не возможно. Небольшой пруд по центру кишит утками, лягушками, детьми по берегам, недалеко фиолетовым ковром развернулись цветы на лужайке, перезвон, ветерок с озера Неро и магазин сувениров, где я приобрел книгу «Сказания Ростова Великого». В ней житейские моменты дремучих времен, перемешанный вымысел и правда составляют вместе тот дух и течение жизни Ростова, когда под тревожный колокол собирались люди за стенами и ожидали недруга. Отличная книга. Рекомендую.

1 / 7  

Внутри кремля много построек и помещений, уже забытых или утративших свою значимость. Они украшены старинной матовой пылью, которая не стирается — это отпечаток времени. Даже просто отдохнуть в прохладном тенечке в потаённом уголке ходов Ростовского кремля, где в мае, при +15 остаются снежные плюхи — стоит посещения. Ростов не ограничен кремлём. Действительно, историческая часть небольшая, а дальше пустынный, серо-ржавый колорит советских окраин. Кремль как чашечка короткими лепестками-улицами уходит на несколько десятков метров дальше. Пристройкой к кремлю стоит действующий Успенский собор. Внутри холодно, вход на колокольню платный, зато очереди нет.

1 / 41 

А дальше деревянные дома, мощенная улочка с одной стороны, где в старинных постройках торговых палат расположились магазины продуктов, сотовая связь, автохимия и прочие атрибуты нашего времени. То и дело улицу с низкими домами подрезает объявление «продажа». Недалеко располагается ЗАГС в одноэтажной зеленой избе с резными наличниками. Так и представляю себе, как под марш Мендельсона скрипит уставшая от торжественных туфель половица.

1 / 3  

Удивительно, но как и в Переславле-Залесском, известным своим озером Плещеево, так и Ростов не имеют набережной по берегу озера Неро. Мы добрались до небольшого парка, откуда на берега древнего (правда, мелководного) озера выходит смотровая площадка. Ну как площадка — пара десятков метров, огороженных перилами, чтобы дети не оказались в озере раньше купального сезона. С площадки видно остров Рождественский, который стоял у нас в планах на посещение. Поднимающейся ветер, ещё не открытая навигация и дети в колясках, к сожалению, не дали планам исполниться. На острове, издалека похожем на камыш вокруг затопленного дерева, в свои года случалось много интересных событий. В древние века туда хорониться плавали лиходеи, там же и клады свои копали, позднее остров стал местом сборов революционной молодежи, действия которой привели к тому, что там умудрялись в разное время спрятаться как от огня революции, так и от противоборствующих ему. В наше время, спокойное по меркам Рождественского острова, на хлипкую землю ступают парочки для уединения да туристы в поисках какой-нибудь исторической ложки или заколки, утрамбованной в землю. Раньше находили часто, сейчас уже пусто для неопытного туристического глаза. С техникой любители путешествий не ездят.

Остров в километре от города и мне, почему-то, казалось, что на старой скрипучей лодчонке, с усилием проворачивая в уключинах весла, покрытые как струпьями облупившейся синей краской, нас повезет старичок. У старичка небольшой огород где-то на окраине Ростова и в дни обильного половодья огород уходит под тонкую, кажущуюся плёнкой, воду. Грядки смешиваются с солнечными зайчиками, играющими на водной ряби, оставляя старичку надежду, что озеро не заберет весь урожай. Старичок знает, что его не просто так выбирают, разглядывая стоящие поодаль яркие, светящиеся атласом, а не краской лодки с мотором, что к нему приходят как к бабушке на базаре — скорее помочь деньгами, нежели купить пучок увядающей петрушки. Но с пониманием этого, гордость остается не уязвлённой — старик рассказами и байками отрабатывает своё знакомство с озером Неро, за многие лета превратившееся в родство. И это намного лучше, вот так под плеск весел о тугую воду слушать про условного Ваську Босяка, переплывающего с узелком украденного столового серебра, чем под гул мотора видеть подмигивающую красную морду извозчика, деловито стряхивающего пепел в складки рассекаемой глади воды. А может было бы всё не так — мы об этом не узнали, так как дети устали от насыщенного дня и нам предстояло грузиться в машины и ехать в Ярославль с ожидающей нас квартирой.

Время оставалось немного — а хотелось оказаться везде. Из двух музеев — Дом Хорса и Музей Ремесел приходилось выбрать что-то одно. Это одно, Дом Ремесел, выбрался сам в следствие указателя на него, находящегося рядом с парком, где мы наблюдали издалека за островом. Дом Ремесел — музей-магазин. Вход бесплатный, на полках и столах в рядки стоят поделки мастеров Ростова, близлежащих деревень и экземпляры совсем не местного розлива. Ассортимент богатый и почти всё можно потрогать, выбрать для себя и тут же приобрести. Понравились нам пивные кружки из кожи, являющиеся атрибутом далеких северных берегов и местный промысел — чернолощеная керамика. Особенность такой посуды — цвет. Достигается он почти как достигается нега у человека в баньке по-черному. Обжиг чернолощеной керамики проходит с задымлением, без доступа кислорода. Мастера знают каким деревом и в какой момент лучше коптить горшки, а нам просто интересно и красиво это видеть. Такая посуда — ярко-черная, лоснящаяся и необычная. Я прикупил дочери небольшой горшочек, чтобы пить из него воду. Мы покидали музей, а вместе с ним и Ростов, отчаливая на своих машинах из забитого центра, окружившего старинными торговыми рядами разноцветные грядки автомобилей и словно исполинов, двигающихся по разбитой улице туристических автобусов. Ростов стоит того, чтобы в нем побывать, прочувствовать древность стен, которую не вымоешь запахами шаурмы или автоэмали и которая не блекнет рядом с неоном рекламных вывесок.

1 / 61 

Впереди нас ждал Ярославль, где мы проведем вечер, ночь и отправимся в село Вятское. Я позволю себе небольшой скачок во времени, перепрыгнув вечер отдыха и отправлюсь сразу в Вятское. А о Ярославле чуть позже.

Дорога от Ярославля до Вятского, немногим больше 20 вёрст, проходит по совершенно убитому дорожному полотну. Ещё в самом городе легко было отличить приезжего и аборигена. Если машина то и дело мигает стопами, притормаживая и виляя по колдобистой дороге, то точно — турист транзитом. Местные же, отчасти наверное, смирившись с условиями неслись напрямую. Часть участков, однако, проходящих по Ярославской губернии, словно в надежде стравить пар негодования, выложены первосортным асфальтом. Въезжая в село, кажется, что ничего примечательного не будет. Только указатели и рекламные щиты на въезде указывают правильность выбранного пути. Пара поворотов и вот — жемчужина туристической отрасли Ярославской губернии.

1 / 6  

Село Вятское в 2015 году было признано самой красивой деревней России. И тут действительно есть что посмотреть и проникнуться нашим, Русским, величеством. Туристический центр — невелик. Это площадь и уходящие от неё четыре улицы, длиной менее километра. Вокруг площади, внутри зданий, расположены музей, как это принято в этих краях. Я же попробую описать атмосферу деревни. Упоминание о Вятском датируется 1502 годом и уже как о крупном населенном пункте. Многочисленные стенды на улице села в фотографиях рассказывают об истории ещё царского периода.

Здесь и крестные ходы, и досуг, и банный день и ярмарки, которыми село славилось испокон веков. Помните:

Не ветры веют буйные,

Не мать-земля колышется —

Шумит, поет, ругается,

Качается, валяется,

Дерется и целуется

У праздника народ!

Это описание гуляний у ярмарки. А между прочим, описание ярмарки для нетленного «Кому на Руси жить хорошо» Некрасов, как уроженец Вятского уезда списал как раз с Вятского.

На улочках села, мощеных асфальтом, стоят величественные каменные терема. Много наличников, радующих глаз, дома украшены скульптурами, то и дело видно, как каменные ухоженные львы или птицы охраняют избы. Это не голь хвалы толстосумов из столицы, все дома уже достояние истории, все они из прошлого, когда жили здесь купцы. Современники строят на окраинах блеклые, неинтересные коробчонки приевшегося грязно-желтого цвета, отгораживаясь от мира противным зеленым профлистом. Словно не в селе живут, а в конуре, только право на барбекю имеют.

1 / 4  

А рядом, на крутом берегу реки Ухтанки сохранились баньки, топившиеся по-черному. Чуть выше снова они, рассказывая своим видом, без экскурсовода, о давней традиции строить бани в одном месте, в банный день становившемся шумном и людном. Праздники чистоты, как и всякое светлое проходили весело и стоя тут, чувствуешь, как мимо тебя (только несколько веков назад) проносится местный купец. Смешно тряся пузом тот заваливается в зеленые мутные воды речушки и визжит, как баба «…Ах Хорошо!». Мимо уже поднимается искупавшийся кузнец, бежит к своей баньке, где его донька ждет с чаркой кваса. Чуть выше хохочут дети молодой семьи скотника. Сидят всем скопом, как галчата в гнезде и смеются, то ли от похожего на неповоротливого бегемота в воде, коим выглядит купец, то ли от хлестких звуков веника о спину батюшки внутри низенькой прокопченной баньки. К детям подбегает соседский хулиган Васька, тыркает старшего сына скотника и убегает. Галчата стайкой вдогонку за ним. Так и носится ребятня между грузно поднимающимися, остывшими и между проносящимися по склону распаренными, с россыпью листьев на ягодице, кричащими мужиками. А по другую сторону тихо журчит Богом данный родник.

1 / 33 

Помимо церкви, музеев, в сквере у площади расположен музей Русских Забав — площадка со старинными аттракционами и качелями. К сожалению, в наш приезд она была закрыта и колесо угрюмо зависло в прозрачном сельском воздухе. Внутри музея деревянные скульптуры Некрасова и собравшегося народа — они как будто вопрошают так кому же на Руси жить хорошо? Кто-нибудь знает ответ? Рядом огороженный постамент с бюстом Александра 2, законно занимающий центральную часть села. В своё время тот поменялся местами с бюстом Карла Маркса, но послабление идеологии внесло коррективы и Карл Маркс уехал украшать одну из школ в округ Вятского, а на своё место в 2008 году вернулся император.

1 / 4  

Село, обнимающее русло реки, живописное, сохранившееся, стоящее потратить день своей жизни на знакомство с ним. Даже просто присесть на бугорок и насладиться видом на быт дореволюционной России, стоит только мысленно убрать асфальт с дороги и мечтать. Уезжая, я оставил где-то внутри впечатление-вопрос: Откуда среди глуши, лесов и полей в те далекие пятнадцатые века в соседстве с Ярославлем появилась эта жемчужина со своими улочками и большими красивыми домами из камня? Почему сюда потянулись люди? Ведь раньше глухомань сельская хоть и жила ярче, но оставалась глухоманью, отделенную днями пути. Пусть вопрос останется впечатлением, чтобы будить воспоминания. А мы возвращаемся в Ярославль чередуя дорогу с искусственным бездорожьем.

Ярославль — город-сказка, город-легенда! Больше тысячи лет назад из дикого Медвежьего угла начал расти этот город, обосновавшись на стрелке двух рек, сейчас он протянулся много дальше. Да и речные пути потеряли своё значение.

Древность Ярославля оставляет свой отпечаток на весь город, в котором увидеть архаичный барельеф на окраине спального района не такая уж и невыполнимая задача. Но мы отделались историческим центром и небольшим гастрономическим туром.

Остановились мы в самом центре — сняли квартиру на улице Свердлова, 26. От нашего лежбища до центра ножками было не более десяти минут. Просторная квартира с высокими потолками и телевизором, чистая и опрятная. Записками из прошлого нам казались милые объявления на дверях тамбуров первого этажа, призывающие жителей оставаться людьми. Мы остались довольны выбранным нами местом. Спасибо хозяевам.

1 / 3  

За трехдневное пребывание, не считая Ростикса и близлежащего магазина разливного пива (большая компания подразумевает отдых с алкоголем, а наличие детей доводит до скромных «по-бутылочки», тем не менее, посиделки на кухне, после того как карапузы легли спать, мы себе позволяли), нам довелось побывать в трёх интересных местах общепита. Небольшой ресторан «Шашлык-машлык» на Площади Юности удивил нас простой, но такой вкусной кавказской кухней. От шашлыка до шаурмы — всё готовили специально для нас, на большом мангале, расположенном у входа и открытом для глаз посетителей. Недорогое меню, вкусные напитки и чай, сытный обед. Несколько ленивую атмосферу портили дети, которым было интересно всё потрогать и пообщаться с неизвестным дядей, занятым шашлыком из баранины. Большее впечатление произвел на нас ресторан «Мамука», специализирующийся на грузинской кухне. Собственно, Мамука — это грузинское мужское имя, дословно — Восход Солнца. Ресторан выглядит презентабельно и тем не менее, по ценам вполне приемлемый для гостей и ярославцев. Свободных мест там немного, нам повезло, но наблюдать за огорченными туристами или постоянными гостями приходилось. В ресторане есть детская комната с аниматором. Чаще всего внутри комнаты уже немаленькие дети, вполне довольные наличием телевизора и мультиков, крутящихся по нему. Наш десант из двух спецбойцов, ни черта не разбирающихся в мультфильмах в силу своего возраста, насел на бедную аниматора плотно. Пока один разбирал на части пластмассовую кухню, другая пробовала варианты побега из комнаты, потом они объединили силы и аниматор сдался — доедали свой вкусный обед мы уже вместе с детьми. Шикарная атмосфера и обстановка — не главные козыри ресторана. Вкусная еда — вот основное достоинство Мамуки. Я, кстати, первый раз правильно решился съесть хинкали, держа их за хвостик. Вся суть в том, чтобы не уронить ни капли вкуснейшего бульона — с этой задачей новичок вроде меня сходу не справится. И я не стал выделяться из многочисленной армии новичков. Третьим интересным с точки зрения гастрономии стал бар крафтового пива «Пинта». Бар является одним из трёх заведений, объеденных названием «Пивные достопримечательности Ярославля». Как и все высококлассные заведения подобного рода, «Пинта» обладает недешевым пивом, представленным исключительно от лучших маленьких крафтовых пивоварен, и своей собственной атмосферой питейного заведения. Зачастую в подобные бары идут именно за атмосферой. Я там, между прочим, не пиво пил, а приобрел книгу «К последнему морю» Яна Левина. Автор один из хозяев сети бара, краевед и путешественник. Эту книгу мне рекомендовали давно, как совершенно новый взгляд на те уголки земли, которые посетил Ян. Книгу приобрести можно только в «Пинте», заодно наверняка потянет попробовать чего-нибудь очень вкусного. Но я сдержался. Мне за рулем рулить ещё.

Кстати, ездили мы к одной любопытной достопримечательности — детской железной дороге. Она расположена на выезде из Ярославля, на развилке как ехать к селу Вятское. К нашему сожалению, дорога в день нашего пребывания оказалась закрыта, хотя все огни, как и следует, на семафорах горели, а состав дремал в тупике. Дорога имеет конечные станции, расположенные друг от друга недалеко — метров пятьдесят. Потому покупать билет нужно только в одну сторону. А вот между станциями по путям — большая петля через весь бор. Когда едешь на машине, часть пути из Ярославля железная дорога узкоколейкой по-соседски бежит рядом, разделяя дорогу и высокие сосны, мерно качающиеся где-то в вышине.

О наших прогулках по Ярославлю. Будучи квартироваными недалеко от центра, то и дремучих окраин мы не видели. Однако стоит признать, что и границы исторического центра, равно как и туристического, мы давно пересекли. Однако это совсем не мешало нам то и дело натыкаться на старинные здания, украшенные барельефом или оформленные резными наличниками. В этих зданиях жили люди, оказываясь частью того неосязаемого духа старины, которым пропитан город. От нашего дома, дворами и скверами, спустя десять минут мы оказались у памятника Некрасову, где великий писатель занимал ровно столько же места, сколько и остальной русский народ, являющийся музой Николаю Алексеевичу. Только писатель возвышался, задумчиво изучая раскинувшуюся перед ним Волгу, а народ растянулся рядышком по всей ширине сквера, заканчивающегося на памятнике.

1 / 2  

Рядом волжская набережная уходила куда-то за поворот, следуя течению могучей Волги. Старый, слегка обшарпанный Речной вокзал махиной Советского периода нависал над набережной. Вслед за Волгой пошли и мы, вначале по верхнему ярусу улицы, а потом спустившись к самой воде, где дети тянутся к реке на выходных карманах, а влюбленные парочки замирают у ограды, наслаждаясь игрой солнечных зайчиков на водной глади реки. Ярославль помнит и чтит мощь своего символа — медведя и потому этот зверь встречается повсеместно, от небольших фигурок на столбах освещения, до элемента в логотипах. Набережная ведет к месту, которое совсем недавно, может быть лет пятнадцать назад, напоминало увядающий парк или воскресающий пустырь — стрелку рек Волга и Которосль. Теперь стрелка — центр притяжения туристов и отдыхающих. Оборудованный парк венчает памятник тысячелетия Ярославля. Место подобрано настолько удачно, что композиция с историческими моментами у стелы едва ли не визитная карточка города. Вокруг разверзается простор двух широких рек, слышно как бурлит звуками парк Даманский остров, а за спиной, на холме блестит куполами Успенского Собора Ярославль.

1 / 6  

Даманский остров — парк развлекательного типа. Что ни метр дорожки, так приглашение на аттракцион или торговая палатка, парк словно накрыт музыкальном облаком от ресторанов и дискотек. Естественно, оказавшись в период дневного сна карапузов, мы проигнорировали желание заглянуть в парк. Да и дождик накрапывал.

Витиевато, обходя крутые лестничные пролеты, добрались до площадки перед Успенским собором. Огромное монументальное здание вселяет своей архитектурой некую дрожь перед мощью собора. Купола словно ракеты смотрят в небо, рядом колокола, памятник Петру и Февронии и любопытная скульптура «Троица», представляющая собой репродукцию известной иконы Рублёва. Чуть дальше, уходя к краю холма, под которым открывается парк Стрелка, лежит камень, который символизирует рождение Ярославля. Именно на месте камня, судя по надписи, Ярослав Мудрый решил построить город. Если отойти от камня, взяться за перила и взглянуть на Волгу, понимаешь откуда возникло это желание. Как Ярослав, окруженный своими сподвижниками, смотрит с холма на могучую реку, неспешно, силой титана, двигающую тонны воды, как вливается в Волгу речушка, приумножая силу матушки-Волги. Сзади ещё лес, тёмный, ощетинившийся колючими еловыми ветками, недоступный и потому страшный. Стоят дружина Ярослава, с мечами на поясах, сняв шлемы в солнечный день, и смотрят вслед за князем. Каждый из них понимает, что острога на холме мало будет — сила у места могучая, а леса дремучие, согласны город ставить. Медвежий угол, таинственное место, наполнится звуками поваленных деревьев, шумом стройки и первыми женскими и детскими голосами, украсится опасливыми едва заметными тенями тех редких людей, что приходили сюда из племен живущих по соседству с будущим Ярославлем. Угадал князь Ярослав Мудрый, город через тысячу лет только полнился новыми и привычными звуками, от трамвайных трелей, до клаксонов модных внедорожников. И каплями тяжелого весеннего дождя, затопившего дороги тротуары, под который мы попали недалеко от Успенского Собора.

1 / 5  

Учитывая непоседливость детей малого возраста, спрятавшись под строительной конструкцией на холме набережной, было решено двигаться до дому, а часть завтрашнего (последнего) дня посвятить достопримечательностям. Перепрыгивая через булькающие лужи, словно отряд спецназа, перебегая от укрытия до укрытия, мы добежали домой. По пути задержались у совсем нового памятника — карта Ярославля, раскинувшаяся бронзовым листом на мраморном постаменте. Вот так запросто, как птица взглянуть на Ярославль эпохи становления города оказалось занимательно. Пользуясь случаем послабления дождика, мы виртуально прогулялись по городу, отметив для себя оставшиеся памятные места. Дождик напомнил о себе и, транзитом разглядывая то и дело попадающиеся по пути церквушки, завершили день на кухне теплой квартиры.

Утром следующего дня о дождике напоминали мокрые разводы на асфальте, даже луж не было. Воодушевленные прогнозами на лучших интернет-ресурсах, ранним утром отправились гулять по Ярославлю. Ещё не все кафешки открыты, не все туристы проснулись и от того нам удалось зацепить сонный, пустынный Ярославль с дребезжащими газельками поставщиков продуктов, со скучающими полицейскими и редкими спешащими прохожими. Таким Ярославль мы видели недолго — меньше часа, потом он заполнился привычными звуками машин, толпящихся у светофоров и толпами туристов. Ускользнул момент, когда театральный институт не обеспокоен пробегающими зеваками и Угличская башня величаво смотрит в кадр без снующих путешественников.

1 / 4  

На улицах исторического центра гордо распахивает двери свой Елисеевский магазин, такой же статный, гордый и величественный. Недалеко на камень забрался медведь (что не удивительно, впрочем), блестящий теми частями тела, которые по мнению туристов должны принести им удачу. Хотя каждый уважающий себя путешественник знает, что удачу приносят те части медведя, которые бродят от тебя подальше.

1 / 2  

А мы въезжаем на колясках в ещё не заполненный группами туристов Ярославский музей-заповедник, который я именую кремлем. Внутри белых каменных стен ансамбль из нескольких церквей, музейных помещений и памятников. По сути — классический монастырь. Всё та же древность и архаичность, которая словно отсекает своими решетчатыми воротами современную суету большого города. Здесь безмятежность и спокойствие витают среди ещё не оперившихся листочками деревьев. Как ценитель деревянного зодчества, я не упустил возможность тщательно изучить деревянную лестницу, ведущую в административное помещение и остатки деревянного колодца, куда зачем-то все кидают монеты. Колодец стлел, а богатство его растет и растет. Внутри памятник ярославской копейке 1612 года, вертящейся как шаурма на вертеле и блестящей словно она золотая. Тут даже и придумывать не надо, чтобы понять эту языческую древнюю логику человека — деньги надо потереть, чтобы они водились в кармане.

1 / 9  

Не только стенами и копейкой богат музей-заповедник. Главным приключением внутри я выбрал подъем на смотровую площадку часовни. Путь наверх — уже великое приключение, проходящее сквозь узкие лазы, скользкие винтовые лестницы и проходы, где пригнуть голову будет маловато. Но оно того стоит — Ярославль откроется вам своим величеством реки, собора и уходящих за горизонт улочек. Всё это сквозь звездное убранство куполов часовни. Из часовни видно, как примостился сбоку, вдали от основных входов и поближе к парковке небольшой, но до боли знакомый силуэт казанской часовни. Были ли читатель в Ярославле или нет — эту часовню он знает хорошо, ровно настолько, насколько имеет привычку разглядывать тысячную купюру. По другую сторону музея-заповедника стоит второй герой тысячерублевой банкноты — памятник Ярославу Мудрому, держащему на руках, словно отдающему нам, потомкам, город.

1 / 72 

Мы остались довольны нашими выходными, где дети внесли свои коррективы и часть достопримечательностей нам не удалось найти. Здесь и памятник Афоне и скелет динозавра в натуральную величину и памятник кошке и много-много потайных уголков этого сказочного города. Но пора и честь знать — полные впечатлений мы не спеша выруливаем на ярославское шоссе, выпутываемся из индустриального плена нефтеперерабатывающего завода и мчим домой, к себе в Московию. Казалось бы всё.

1 / 2  

Но нет, я задержу внимание читателя ещё на чуточку. Не знаю, чем провинился перед нами Переславль-Залесский, но обделять его своим вниманием у нас никак не получалось. Подъезжая к городу, наш карапуз просыпается и в общем-то принято решение размять ноги. Единственное, что мы не посетили из интересного нам в Переславле — был музей «Русский Дом», куда мы и направились. Это очень интересное место! Любителям Этнопарков типа «Кочевник» под Сергиевым Посадом или Этномир в калужской области, к посещению рекомендуется. Самым красивым являются ворота и здания при входе, они совсем новые, резные, яркие. Внутри несколько домов, сказочные парк, казачий дворик. На момент нашего посещения было семь выставок, вход везде бесплатный, что объясняет неправославный ценник на входе. И даже учитывая полное отсутствие интереса к части экспозиций, я быстро забыл о горечи дорогой пилюли. Вход внутрь музея на одного человека — 300 рублей. Я остался в восторге от приятной прохладцы внутри деревянных изб, от целого сказочного парка, доброты казаков и главное — темного места, где мост через реку, подразумеваю, Смородину, рядом баба-яга, водяной, кикимора выполнены в высоком художественном уровне. Удивительно, как казалось вперемешку, но очень доступно можно донести об истории русских букв, наличников, сказочных персонажах и даже об открытиях, сделанных русскими. А напоследок можно отведать борща в трапезной и купить вкусного Иван-чая.

1 / 15  

На этом пожалуй всё, мы устали и дорога домой была под диктовку радио почти в полной тишине, что удивительно когда сзади на сиденье расположился полуторогодовалая Пеппи длинный-чулок.

Источник

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *